«Карлаг и судьбы людей»: К. Мухамедханов, Л. Гумилев, А. Ермеков, А. Чижевский

«Карлаг и судьбы людей»: К. Мухамедханов, Л. Гумилев, А. Ермеков, А. Чижевский

Версия для печати

2020 год проходит под эгидой 175-летия Абая. Давно привыкнув к имени Абая как к какой-то постоянной величине, мы не задумываемся о том, что его наследие зависело всего от нескольких человек, которым ради этого пришлось жертвовать свободой, здоровьем, благополучием семьи.

К ним относится Каюм (Габдулкаюм) Мухамедханов. В 1951 году, спустя несколько месяцев после защиты К. Мухамедхановым диссертации «Литературная школа Абая», начались гонения на молодого ученого и его учителя М. Ауэзова.

Все закончилось, как известно, репрессиями К. Мухамедханова и отъездом М. Ауэзова в Москву. В 1951–1955 годы Каюм Мухамедханов прошел через тюрьмы НКВД и Карлаг. Какое же надо было иметь мужество, веру в научную истину и ответственность ученого, чтобы, жертвуя своей жизнью, не отказаться от литературной школы Абая, не подписать ничего против своего учителя Ауэзова!


Каюм Мухамедханов не только открыл и сохранил наследие и школу Абая, но и сам проложил новые направления в науке. Каюм Мухамедханов вернул истории имя Илияса Бораганского, первого издателя Абая. К 100-летию выхода первой книги Абая в Санкт-Петербурге в 1909 г. Общественный фонд «Центр образования и культуры им. Каюма Мухамедханова» подготовил и издал брошюру «Илияс Бораганский – первый издатель книг Абая».

Когда Каюм Мухамедханов вернулся из Карлага и вошел в музей Абая в Семипалатинске, то на одном из подоконников зацвел его любимый кактус. Говорят, кто это увидит, тот будет счастлив, ведь кактусы цветут один раз в сто лет.

Научные труды Л. Н. Гумилёва вызывают особый интерес. Казахстан Лев Николаевич изучал много лет, в том числе и как заключенный одного из лагерей обширного ГУЛАГа.

В интервью журналу «Литературная учеба» он так говорит о своем пребывании в ГУЛАГе: «Четырнадцать лет прошел на каторге, так что я не кабинетный ученый, а каторжный. Некоторые ученые говорят, что работают как каторжники».

Арестован 6 ноября 1949 года и осужден 13 сентября 1950 года Особым Совещанием при МГБ СССР сроком на 10 лет. Меру наказания отбывал в Особом Песчаном лагере МВД СССР на территории Карагандинской области, куда прибыл из Лефортовской тюрьмы МГБ СССР. 3 сентября 1951 года убыл вместе с личным делом для дальнейшего отбывания наказания в Камышлаг Омской области.

Лев Александрович Вознесенский, осужденный на восемь лет как ЧСИР, пишет: «В конце 1950 года… представьте себе занесенный снегом, скованный лютым морозом плац, по краям которого стоят заиндевелые бараки. В одном из них я увидел согбенную фигуру заросшего бородой старика, поддерживающего огонь в печке. Это был Лев Николаевич Гумилёв. «Старику» в тот год исполнилось 38 лет… Он рассказал о том, как мой отец, ректор Ленинградского Государственного университета,…дал ему перед последним четвертым арестом защитить кандидатскую диссертацию…».

В Казахстане память о Гумилёве сохраняет город Абай с населением около 29 тысяч, в прошлом – поселок Чурубай-Нура, строительство которого и вели заключенные Песчаного лагеря. Они же начали строительство пяти шахт, где добывали высококачественный коксующийся уголь. Так Лев Николаевич стал одним из многих первостроителей мощного индустриального узла на казахстанской земле.

Среди личностей, составляющих величие и славу казахского народа, есть имя Алимхана Абеуовича Ермекова, сделавшего многое для того, чтобы современный Казахстан мог строить независимое, богатое и высококультурное государство.

В общей сложности провел в лагерях 18 лет. Осужден как враг народа по статье 58 («враг народа») и пункт 8-й – ему вменялись шпионаж в пользу Японии и вредительство в научной терминологии: он писал учебники и брошюры по высшей математике на казахском языке, для того чтобы казахи, не знающие русского, могли изучать высшие науки на родном языке.
Допрашивали его трое суток подряд восемь человек, сменяя друг друга. Все это время он не спал, только пил воду. И уже когда начал терять сознание, у него начались галлюциногенные видения. «А в них все мои родственники висят на деревьях и просят меня, чтобы я подписал признание».

Его отправили в лагеря. Он был глубоко убежден, и это его самый сильный посыл, что, находясь в нечеловечес­ких условиях, люди могут себя вес­ти достаточно адекватно и сохранять человеческие черты только в том случае, если они образованы, знают историю, имеют представление о науках. Поэтому он и в заключении занимался просветительской деятельностью, читал упрощенный курс за школьную десятилетку безграмотному лагерному начальству. Считал, что их нужно обучать, тогда они лучше будут понимать ситуацию. Он давал им основы математики, истории, литературы, физики, немного астрономии. Он оставался верен своей миссии и даже там занимался просвещением.

Что интересно, после реабилитации лагерное руководство писало ему письма. И он пробовал ходатайствовать за этих людей, чтобы им выдали аттестат зрелости за десятилетку. Внук Алимхана Ермекова Олег Магавьянович отмечает «Дед понимал, что репрессивными мерами ничего не добиться, что человека можно заставить что-то делать хорошо только одним способом – убедить, чтобы искренне захотел сделать сам. И ему всегда это удавалось».

В 1939 году на международном конгрессе ученых по биофизике в Нью-Йорке действительный член академий наук в 18 странах мира А. Л. Чижевский был назван Леонардо да Винчи ХХ века. В старейшем университете Европы Сорбонне в Париже среди барельефов великих ученых находится и барельеф Александра Леонидовича Чижевского.


В 2018 году центром Академии для широкого круга читателей выпущена книга карагандинского краеведа Ю. Г. Попова «Александр Леонидович Чижевский: в Карлаге, Степлаге и Караганде». Издание представляет особый интерес для исследователей Карлага.

В начале 2019 года, являющимся юбилейным, 85-летним с момента присвоения статуса города Караганде, в целях увековечивания памяти А. Чижевского администрация Академии «Bolashaq» инициировала идею установления мемориальной доски на стене дома № 17 по улице Ленина, где он проживал в квартире № 8, будучи в Караганде на вольном поселении с 1950 по 1958 годы.

Факт установления точного адреса проживания ученого в Караганде подтвердил КОМИИ, благодаря материалам и документам, которые находятся у музея.

Одним из первых, откликнувшихся на инициативу установления доски, был областной центр крови Управления здравоохранения Карагандинской области, так как именно в Караганде А. Л. Чижевский занимался исследованием поведения крови и кровяных тел в космических условиях.

Местные исполнительные органы, общественность и жители города поддержали данную инициативу. В День памяти жертв политических репрессий и голода в Республике Казахстан 31 мая 2019 года состоялось торжественное открытие мемориальной доски в память знаменитому ученому. Автор барельефа с портретом А. Л. Чижевского - карагандинский художник, член Союза художников Казахстана Виктор Арент.

На открытии мемориальной доски КОМИИ была организована выставка картин А. Л. Чижевского из фонда музея, которая вызвала большой интерес у присутствующих.

Сохранение исторической памяти о Чижевском в Республике Казахстан и пропаганда его деятельности осуществляется через совместные усилия ученых Академии «Bolashaq», краеведов, сотрудников архива и областного музея изобразительного искусства Караганды.

Имя А. Чижевского живет и по сей день. Карагандинцы чтут и сохраняют память о нем, свидетельством чего является улица его имени в центре Караганды, а также мемориальная доска на фасаде дома, в котором жил ученый, превзошедший свое время.

Алия Аупенова

член НЭГ АНК

Карагандинской области,

историк-краевед

Back to the list